Владимирский театр драмы открыл гастрольный сезон

-
11:05
356
Владимирский театр драмы открыл гастрольный сезон

29 июня во Владимире сгорело помещение драмтеатра. Пока рассматриваются варианты его восстановления, творческий коллектив ищет возможности для выступлений на других площадках.

Музыкант Андрей Оплетаев однажды сказал: «В условиях гастролей, с их избытком людей и разговоров, замкнутое личное пространство… действует как поход к хорошему массажисту». Так ли это — решили выяснить «ВВ» и отправились на однодневные гастроли в Москву вместе с труппой Владимирского академического театра драмы. 

Поехали!

Отъезд был назначен ровно на шесть утра. Сбор — у служебного входа в театр. В час дня артистам предстояло выйти на сцену в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве. Так что проснуться всем пришлось в четыре. Директор театра Борис Гунин строго-настрого велел не опаздывать, так что самые беспокойные подошли с запасом в полчаса, успев подмерзнуть к моменту старта. Разогревались шутками. Артист Владимир Лаптев предложил взять прокатные велосипеды и на них двинуть в столице — заодно, дескать, согреемся. А еще актеры размышляли вслух, зачем всем обязательно велели надеть медали «Участник военной операции в Сирии» — труппе вручили их за выступление с «Молодой гвардией» на военной базе «Хмеймим» в самый разгар военной операции. В итоге пришли к выводу, что это просто некий патриотический символ. 

В автобусе девчонки просят включить печку, чтобы согреться, их коллеги шутят — есть способ лучше, сто грамм. «Способ лучше только после спектакля!», — сразу пресек веселье Борис Гунин. «А я фашиста играю, мне можно», — парирует Лаптев. Как только тепло от печки согрело салон, пассажиры задремали. 

До Москвы домчались быстро. Небольшая остановка в придорожном кафе — самое время позавтракать и насладиться чашечкой кофе. Однако всё на бегу. В час – начало, а до того нужно смонтировать декорации и успеть порепетировать. А как получится с учетом пробок?

В пробках, чтобы скоротать время, актеры травили байки. Например, про то, как в спектакле «По щучьему веленью» печка, управляемая неопытным монтировщиком, снесла на сцене все декорации. Или как в «Алисе в стране чудес» упала в яму «лошадь» — точнее, два актера, которые ее изображали. Почему-то такие казусы случались, если судить по рассказам, чаще на детских спектаклях. Но малыши от этого всегда в восторге.

На место мы прибыли к полудню. Рабочим сцены нужно за час успеть разгрузить весь реквизит (его отправляли отдельной машиной), смонтировать декорации, а артистам — грим, костьюмы, войти в образы...

Рояль в дверях

Режиссер «Молодой гвардии» Владимир Кузнецов осматривает сцену, решает, как и какие декорации можно монтировать:

— Условия всегда разные, площадки разные. Нужно импровизировать. Но это не самая большая проблема. Мы много выезжали, выступали на самых разных площадках, в том числе — в полевых условиях. Научились адаптироваться. А в этом спектакле декорации очень мобильные. Вся сценография — это мир, вывернутый наизнанку: разбомбленный город с огромным количеством деталей-обломков: досок, ящиков, дверей, шин, из чего на сцене собираются «истории». 

Эта постановка, кстати, объехала всю страну, кроме Иркутской области, Красноярского края и Бурятии. А кроме того, побывала в Донецке, Луганске, Краснодоне.

Сейчас сложности возникли только с роялем, который никак не хотел «проходить» в двери. Думали уже нести его через другой вход — с огромным крюком вокруг здания, но в результате втолкнули инструмент внутрь. У рояля на сцене – одна из главных символических нагрузок. Он сопровождает и довоенные мечты молодогвардейцев, и последние минуты их жизни, превращаясь в надгробие. 

Пианиста Степана Сафронова играет Георгий Девятисильный. Меня заинтересовала надпись у него на футболке – цитата Станиславского: «Нет маленьких ролей, есть небольшие актеры». Георгий признается, что просто футболка нравится, а высказывание лукавое — для артиста, потому что на деле все мечтают о главных ролях. Он вот мечтает сыграть князя Мышкина в «Идиоте». Но пора переодеваться и гримироваться. 

Ящики с костюмами примостились на лестнице. Гримерок две. Женская в рекреации, мужская в комнатушке. Заведующая костюмерным цехом Надежда Данилова помогает актерам облачаться. Даже носочки различает, где чьи. Хотя на первый взгляд они совершенно одинаковые.

— Да что вы! Вот на этих же полосочки есть! – такой специалист точно ничего не перепутает. 

Девушки во время грима успевают обсудить секции и кружки для детей и «прогнать» диалоги. Причем, несколько сцен репетируют одновременно. Текст все знают наизусть — 75-й показ как никак!

— Мандраж все равно есть, — признается Валерия Емельянова. — С марта не играли вообще ничего из-за карантина. А этот спектакль не играли год. И дело не в тексте, а в том, что нужно восстановить некие тонкие взаимодействия актеров. А этот спектакль особенный. С «Молодой гвардией» мы были в Дальнореченске, на границе с Китаем, там когда-то случился военный конфликт, и не осталось ни одного дома, где бы не погиб военнослужащий. Днем нам это рассказали, а вечером мы играли. Конечно, мы заряженные вышли. Или в Краснодоне. Мы были и на той шахте, и в музее. А потом вечером — на сцену. До сих пор вспоминаем мальчика из третьего ряда – мы только начали играть, а он уже весь обрыдался. У меня и сейчас мурашки по коже, как вспомню. Каждый город что-то новое дает и нам, и спектаклю.

Тем временем на сцене фрагменты репетиции — одновременно с финальным монтажом декораций.

— Товарищи немцы, не трогайте, пожалуйста стул! И рояль не двигайте к самому краю! 

Но планы опять несколько меняются. Заключительный форум Международного патриотического проекта «От общей Победы к общему миру», который проводят «Боевое братство» и Юнармия на средства президентского гранта и при поддержке Минобороны, продлился дольше запланированного, а потому у наших артистов появилось дополнительное время, чтобы прогнать еще несколько сцен.

Премьерам быть!

В зал вошел губернатор Владимир Сипягин. Борис Гунин рассказал ему о планах театра. Несмотря на закрытие во время пандемии и трагедию с пожаром, труппа подготовила несколько премьер. Пройдут они в ОДК, Арт-дворце, на малой сцене театра, не пострадавшей от пожара. Первые премьеры владимирский зритель увидит уже осенью. В том числе постановку «Идиота» от режиссера «Поминальной молитвы» Петра Орлова и новый спектакль Владимира Кузнецова о блокадниках «Искупление». Одна из премьер — по пьесе, написанной машинистом сцены Андреем Кулагиным.

— Юра Круценко читал мои пьесы, ему нравилось. Предложил «замутить» что-нибудь совместное. Решили делать пьесу для трёх актеров, чтобы в ней был старый ламповый радиоприемник и необычное событие. Вроде интересно получилось, — скромничает автор.

Пьеса «Желанная» вошла в шорт-лист двух конкурсов, проводимых Минкультом: «Автора на сцену» и «Время драмы». Призов, правда, не взяла. Но вообще-то вместе с Кулагиным призы не достались Улицкой, Садур и другим именитым авторам. Кстати, в этом году у Андрея Кулагина должно быть целых три премьеры. Еще одну его пьесу ставят у нас, на «Новой сцене», и в Саровском драматическом театре. 

Но вот публика — юнармейцы, руководители военно-патриотических клубов, ветераны боевых операций — заполняет зал. Среди зрителей члены Луганского землячества. Для них это не просто спектакль, а семейная история. Дедушка Елены Валентиновны Павликовой, Степан Григорьевич Яковлев, был сброшен фашистами в шахту вместе с молодогвардейцами. 

Давайте уже взлетать!

Спектакль, как, впрочем, и всегда прошел с огромным успехом, хотя не без «сюрпризов». Непривычная сцена и расстановка декораций все же подвели. Владимир Лаптев оступился и упал на сцену с довольно высокой конструкции. Публика решила, что так задумано: актер отлично обыграл это падение, мгновенно изобразив пьяный кураж фашиста. Режиссер потом даже рассуждал, а не ввести ли это падение в постановку.

После спектакля на сцену вышли два представителя Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» — Виктор Кауров и депутат ГД Дмитрий Саблин, чтобы наградить активистов проекта «От общей победы – к общему миру» общественными наградами. Среди лауреатов — директор Владимирского академического театра драмы Борис Гунин. А еще наш театр стал лауреатом премии Минобороны. Диплом должны были вручить еще в марте, но отложили из-за пандемии. 

А потом настал тот момент, ради которого всех задействованных в спектакле просили надеть боевые «сирийские» медали — всем участникам вручили удостоверения ветеранов боевых действий. 

Виктор Кауров сказал, что выступление в Сирии было настоящей служебно-боевой операцией. Дескать, после гибели в авиакатастрофе ансамбля имени Александрова у всех был шок — и требовалось особое мужество, чтобы полететь сразу после этого в зону боевых действий.

Мы два раза не могли взлететь по погодным условиям, — вспоминал Кауров. — Наша Народная артистка РФ, Галина Яковлева Иванова, подошла к летчикам и спросила: «Как же так? Нас там наши солдаты ждут. А мы не можем взлететь. Давайте уж как-нибудь взлетим, а потом как-нибудь сядем.» Мы благополучно взлетели и сели. Спасибо вам большое.

Актеры потом признались, что было страшно. Летели туда и обратно одним бортом с военными. Видели раненых, в иллюминаторах — сопровождавшие борт истребители. Да и в Сирии было неуютно и холодно, спали одетыми. Но все искупалось тем приемом, который «Молодая гвардия» встретила у наших воинов. 

Одно из сирийских воспоминаний – баннер на авиабазе с фотографией Успенского собора, встретивший труппу на авиабазе. Его не готовили специально. Сотрудники авиабазы даже не знали, что за собор на фотографии. Просто выбрали из известных фотографий что-то родное, русское. Вообще у этого спектакля очень много провиденческих совпадений. Нынешний показ «Молодой гвардии» на Поклонной горе был 75-м — в год 75-летия Великой Победы. А в Краснодоне наши узнали, что у молодогвардейцев был театральный кружок, которым руководил тезка нашего режиссера – тоже Владимир Кузнецов. 

После спектакля 

Когда торжественная часть закончилась, актеров попросили не уходить за кулисы. За спектакль их поблагодарил Владимир Сипягин, сказал, что постановка «глубоко в сердце проникает». И добавил:

— Вы гордость нашей области. Я хочу не только поблагодарить вас за ваше творчество, но и заверить, что вы не одни. Пожар в театре – наша общая беда. Мы обязательно решим все проблемы. Этот сезон, конечно, очень не стандартный. К сожалению, постановки — только на других площадках и на природе. Но я прошу собрать все силы и пережить этот период. Наша главная цель – сохранить коллектив. А здание обязательно восстановим. 

Кстати, традиционное гастрольное неустройство (в гримерках, например, даже чайников не было) воспринимается актерами как данность. 

— Тут еще шикарные условия. Вот в одной из воинских частей на Дальнем Востоке выступали, так там сцена – три на три метра. И полтора метра все закулисье – за занавесочкой. Там и костюмерная, и гримерная, — смеется Владимир Лаптев. – И холод собачий. Я мундир прямо на джинсовый костюм надевал. А девчонкам так схитрить не получалось, заболели потом все. Но зато как нас там солдатики принимали!

— Это часть нашей работы – адаптироваться к любым условиям, даже к военно-полевым, — философски рассуждает Валерия Емельянова. – И площадки разные бывают, и организация разная, и дорога выматывает. Неизменно одно — теплый прием у публики. Он компенсирует все неудобства. Поэтому мы и любим гастроли. За новые впечатления, нового зрителя. А мы по нему соскучились. Как и друг по другу. А тут, наконец, дорвались до работы! 

Актерские дети

Переодеваясь и снимая грим, актеры звонили домой. Предупреждали, что будут поздно. Анна Кукушкина, например, 10-летнему сыну Ивану давала инструкцию, что разогреть на ужин… Актерские дети – особая история. Им рано приходится становится самостоятельными. Но дошколят родители иногда берут с собой на гастроли. 

— Когда мой сын был маленьким, мы его брали с собой в театр, он так и сидел за кулисами, — говорит Ирина Копылова. 

Разумеется, не обошлось без разговоров о выданных удостоверениях. 

— Для меня это важное событие. Сын подал документы в МАИ и в Бауманское на военную кафедру, а теперь ему, как ребенку участника боевых действий, какие-то льготы при зачислении положены. Мы волновались, успеем или нет получить удостоверения. Люди по пять лет их оформляют, а нам только полтора года делали. Повезло, — улыбается одна из актрис.

За этими разговорами нас застает приятное известие: труппу покормят. В фойе – полевая кухня. Половник гречневой каши с тушенкой, маленький пирожек и бутылка воды. Скромно, но вполне духоподъемно. 

Домой отправляемся в отличном настроении, которое не портят даже московские пробки. В Балашихе все же заехали в магазин – прикупить еды на ужин в дороге. Зато потом «галерка», куда «загнездилась» театральная молодежь, запела. Солировали две Анны – Кукушкина и Зайцева. У обеих шикарные голоса. А еще на долгих перегонах люди порой развлекаются разными играми — в мафию, в «крокодила», в загадывание песен. Это своего рода эмоциональная разгрузка. А на передних местах в это время традиционно ведутся серьезные разговоры о теории драматического искусства.

Так мы и доехали до Владимира — уже ближе к полуночи. Что любопытно, на следующий день части труппы снова в дорогу — на гастроли в Смоленск. Наталье Демидовой, занятой и в этой постановке, выспаться, похоже, совсем не удастся. «Ничего, в автобусе отоспимся. Мы же артисты», — смеется очаровательная актриса.

Ранее мы сообщали: Коллектив драмтеатра благодарит Владимира Сипягина за поддержку

Источник: vedom.ru

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...