На учете во Владимирском наркодиспансере находятся 27 тысяч человек

-
16:05
81
На учете во Владимирском наркодиспансере находятся 27 тысяч человек

На вопросы о том, как во Владимирской области обстоят дела с лечением алкоголизма и наркомании, «ВВ» рассказала главный врач областного наркологического диспансера, психиатр-нарколог высшей категории Лариса Захарова.

— Лариса Михайловна, не является ли главной причиной всех опасных зависимостей отсутствие работы, бездействие?

-  Вы правы. За тунеядство раньше статья была. Сейчас некоторые люди бомжуют из-за того, что работу себе не могут найти. В нашем отделении первые бомжи появлялись лет 15 назад. Тогда работы было много, но устраиваться они почему-то не очень хотели. Конечно, это в большинстве случаев потерянные для общества люди. Хотя бывают и исключения. Был у нас молодой человек, который запил и потерял все. В том числе и квартиру, которая осталась от бабушки. Но потом вылечился и все восстановил. Организовал свое дело, стал зарабатывать,  женился, появились двое чудесных детей. Не пил, наверное, лет девять. А потом у него был срыв. Выйдя из запоя, он заявил: теперь уж точно больше никогда  ни рюмки! Вот так…

— Какие проблемы вышли на первый план у наркологов в период пандемии?

— Проблемы  у нас такие же, какие были всегда. У нас же узкая специальность – психиатры-наркологи. Поэтому мы призваны лечить. Единственное, что не получается сейчас, это проводить профилактическую работу. Ни круглые столы, ни семинары, на которых мы обучаем волонтеров. Потому что собирать массовые мероприятия нельзя. Каждый год мы 26 июня, в День борьбы с наркотиками, проводим встречи. Но в этом году тоже все отменяется. Плановой госпитализации нет. А что это значит для больного? Пил, пил, остановиться сам не смог, ему плохо. Потому принимаем тех, кому плохо, кого везут бригады скорой помощи. Наш диспансер — для больных со всей области. Хотя есть диспансерные койки и в других городах. Всего их сегодня – 212, а в нашем диспансере – 85.

—  Стали ли люди больше пить в самоизоляции?

— Нет. Во всяком случае, результаты освидетельствования говорят об этом. Толпы к нам не шли. В отделениях были свободные места. В правительстве хотели ограничить продажу алкоголя. Собирали с нас сведения. И мы проанализировали число поступивших, поделил на количество суток. И сделали вывод, что больных больше не стало.

Однако утверждать, что на самом деле люди не пили, мы не можем. Потому что все-таки алкоголь — это природный антидепрессант. Как выдержать, когда все телеканалы с утра до вечера говорят только об одном. Столько-то заболело. Столько погибло. Терять близких страшно… 

К чему может привести употребление алкоголя для расслабления? К зависимости, риску уйти в запой. Приятные вроде бы сначала реакции вызывают потом алкогольную интоксикацию. Ее надо снимать. Выводить человека из этого состояния. Поэтому хорошего ничего нет. Надо уметь справляться с депрессией по-другому. Столько хороших фильмов было показано. Сколько интернет-ресурсов открыто. Смотри с утра до вечера! И займи себя. 

— Сколько жителей Владимирской области состоит у вас на учете? 

— Всего в мире страдают зависимостью от алкоголя и наркотиков – 2-3% населения. На учете у нас около 27 тысяч жителей. Это всех —  больных алкоголизмом и наркоманией. Но цифра эта примерная. Далеко не каждый сам к нам приходит. Кроме того, многие обращаются за помощью анонимно. Сколько объявлений в маленьких газетах о вызовах специалистов на дом? Выезжают, отрезвляют. И некоторые прибегают к таким услугам по много раз, уже с зависимостью от алкоголя. И на учет они не попадают. 

Если бы не было ограничительных мер, мы бы еще о многих не знали. Но они есть. Освидетельствование имеют право проводить ГИБДД. Количество водителей, севших за руль в состоянии алкогольного опьянения, за последний год в области не увеличилось. А вот находящихся  под воздействием наркотических веществ водителей возросло. 

—  Как вы прокомментируете недавнюю  историю с актером Михаилом Ефремовым?

-   Управлять в состоянии опьянения автомобилем – конечно, недопустимо. Этому нет никаких оправданий. А здесь речь о больном человеке, которого надо лечить. 

— Как охарактеризуете ситуацию в области с употреблением наркотиков?

— За последние три года есть тенденция к снижению. Изменился и характер употребления наркотических веществ. В основном, раньше это был героин. По разным причинам его стало меньше. Доступнее стали синтетические наркотические вещества. Употребляют их по-разному. И внутривенно, и жуют, и курят. Раньше были спайсы, теперь больше соли. 

— Как обстоят дела с детскими и подростковыми зависимостями? Как организована помощь для них?

   — К счастью, у нас не так много состоит на учете детей и подростков. Пять коек неотложной помощи есть в составе отделения наркологической службы на Содышке. За прошлый год у нас пролечились два ребенка. И пять коек есть на базе психбольницы №2. Особенность этих детей в том, что они или из неполных семей, или живут с опекунами. Прогуливают уроки в школе, с низкой успеваемостью. Все лишены родительской любви. Есть и такие, кто изначально страдает психическими расстройствами. Олигофренией, к примеру. Или педагогически запущены, из детских домов. Поэтому они получают лечение в больнице. 

— Как организована помощь взрослым?

— Проблем нет. Амбулаторная помощь оказывается в кабинетах, которые есть при диспансере. Наркологи принимают в каждом районе Владимира. В крупных городах при районных больницах области есть отделения. В Коврове, Александрове, Вязниках и Муроме. Сейчас решаем вопрос по Муромскому диспансеру. Чтобы там было не только амбулаторное, но и стационарное лечение развернуто. Остались и вытрезвители. 

Алкоголь поражает все органы. Часто наши пациенты лечатся в обычных стационарах. Иногда раскаиваются, что печень болит от употребления алкоголя. И многие умирают от цирроза. И сердце поражается, и нервные окончания. Наших пациентов, особенно женщин, видно даже по внешности и по походке… 

 С 2016 года на базе областного диспансера на Содышке у нас развернуты койки для реабилитации пациентов с хроническим алкоголизмом. Здесь лечатся те, кого по суду назначили пройти курс, либо люди, которые сами изъявили желание. Занимаются больными с учетом реабилитационного потенциала. Понятно, что если человек не один раз перенес психоз, имеет травмы, органические поражения головного мозга, то заниматься им бессмысленно. Но даже и такими занимаются! В отделении работают психологи. Два месяца назад мы приняли на работу психотерапевта. И отделение полностью укомплектовано всеми специалистами. 

— А как вообще обстоят дела с кадрами? 

— Коэффициент совместительства у врачей-наркологов приближен к двум.  Большой процент составляют специалисты старше 55 лет. Но мы счастливы, потому что в этом году к нам пришли работать сразу четыре молодых специалиста. Во Владимире - нарколог и терапевт, быстро влились в коллектив и работают достойно. Наркологи пришли в Покров и Юрьев-Польский. Это очень хорошо! 

— Во Владимире появился детский театр «Шлягер», актерами в котором являются школьники, в том числе трудные подростки. Они поставили первый спектакль. Ваше отношение к такой форме профилактики вредных привычек и зависимостей?

-  Сама я, к сожалению, еще не посмотрела  этот спектакль. Но наши специалисты, которые работают с подростками, отозвались, что в целом им понравилось. Вот только по финалу они хотели выработать тактику. Но помешал коронавирус. После эпидемии я обязательно посмотрю спектакль, и мы вернемся к обсуждению. 

— Помогают ли и как общественные организации и волонтеры в борьбе с вредными привычками?

— У нас работают очень сильные клинические психологи. С большим опытом. Мы не жалеем средств на их образование. Вот они у нас занимаются обучением волонтеров. Рассказывают, как работать с трудными детьми. Были запланированы выезды. Пока это отложилось. 

— Ваше отношение к тому, чтобы в работе с подростками использовать исповедь наркоманов?

— Я против этого. Соглашаются выступать те, у кого стало все более-менее нормально. И они начинают рассказывать: «Я вот кололся, пил. Но стал на путь исправления. И сейчас у меня все замечательно: и хорошая машина, и много денег». Ребенок внушаем: он думает, ну раз у него все хорошо, то и мне можно попробовать. Он смог остановится, и я смогу. 

Школы у нас очень много делают заявок. Наши специалисты по социальной работе и психологи выходят постоянно. Выступают и перед родителями, и перед детьми. Ведь нужно правильно все рассказывать. Иногда можно вызвать интерес у подростков, проинформировав о том, какие есть наркотики и как их употреблять. Поэтому такие лекции обязательно должны читать специалисты-профессионалы.

Читайте также: Врач-инфекционист из Вязников рассказала о работе в Чернобыльской зоне

Источник: vedom.ru

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...