Рейтинг@Mail.ru
Место для баннера 1200x90px

Сверхлегкая авиация — что за спорт?

18:02
423
-
Сверхлегкая авиация — что за спорт?

Об александровце Андрее Щеколдине, спортсмене сверхлегкой авиации, газета «Уездный город А» писала неоднократно в связи с его победами на различных российских и международных соревнованиях. И вот очередная победа на четырнадцатом чемпионате Европы по сверхлегкой авиации, который состоялся в Венгрии. Причем впервые в истории нашей страны у российской команды в личном первенстве две золотые медали, одна из которых — у Андрея Щеколдина. О своей победе и о том, что такое сверхлегкая авиация он расскажет сам.

Знакомые и друзья задают частенько вопрос: «Что за спорт такой, сверхлёгкой авиации?» В двух словах, это ориентирование на местности при помощи карты и компаса. Только делаете вы это на дельталете, самолете или автожире. Причем можно в одноместном варианте или в двухместном, со штурманом. Я летаю один на «дельтике». В отличие от спортивного ориентирования бегать по лесу с картой и напрягаться физически не надо. Но нужно уметь летать в непростых погодных условиях над неизвестной местностью. Так называемые навигационные упражнения бывают «по известному маршруту», когда на выданной вам карте уже нарисован маршрут и «по неизвестному маршруту», который необходимо нарисовать самостоятельно, используя полученную в полете информацию. Самое главное — это научиться летать строго по линии заданного пути (ЛЗП). По прямой несложно, а вот по криволинейному маршруту нужна тренировка. Также вам будет трудно найти на маршруте фотографии, которые выдаются вместе с картой перед вылетом. На прохождении «ворот» и поиске фотографий зарабатываются основные очки. По правилам соревнований, отклонение 90 градусов и более штрафуется «баранкой» за упражнение так же, как посадка вне аэродрома.

Вот, вкратце, что такое спорт сверхлегкой авиации. Спорт не зрелищный, как футбол, хоккей или биатлон, но он очень интересен самим участникам соревнований.

Для меня прошедший чемпионат сложился удачно, даже более того. Наконец-то Фортуна повернулась ко мне лицом, да еще несколько раз. Хочется рассказать о трех эпизодах за время проведения этого мероприятия, которые могли стать переломными и отобрать победу.

Первый — это ураган, который обрушился на аэродром накануне открытия соревнований. У нашей команды пострадало 50% техники. У других команд такая же картина. Палаточный лагерь был сметен. Шифером, сорванным с крыши ангара, был разбит автожир Кости Лужецкого, он был вынужден приобретать новый ротор. Перевернуло на мачту крыло Володи Чупаркова. У Паши Будникова дельталет так потрепало, что пришлось отвозить обшивку в ремонт. «Урал» Димы Барсукова опрокинуло на винт. У Илюхи Орлова в клочья разорвало палатку. Пострадали все. Я свое крыло не смог удержать, оно улетело, отшвырнув меня в сторону, и, кувыркаясь, скрылось в темноте в направлении польского лагеря. Я не сразу поверил своим глазам, когда обнаружил своё крыло, лежащее между палаток на ровном клочке земли, без видимых повреждений и разрывов обшивки. Слава Богу, что никого не накрыло из людей. Но соревнования оказались под срывом. Посоветовавшись со всеми, организаторы решили открыть соревнования, но дать два дня на восстановление аппаратов.

Мне пришлось полностью разобрать крыло с целью выявить скрытые поломки и дефекты. Потом был психологически очень тяжелый облет, мне было страшно летать. Крыло летело не как раньше, вело в сторону. Спасибо Василию Тараканову, который взялся мне помочь. Под его чутким руководством крыло с пятого раза полетело, а вместе с этим вернулась ко мне уверенность.

Второй случай, когда улыбнулась удача, произошел в первом же упражнении. 180 километров, так называемая «шестеренка». Полет по кривой с поиском фото и поворотных пунктов. Всё удачно складывалось, фотографии находились, поворотные точки тоже, оставалось километров сорок. Как вдруг вырубился один цилиндр моего двухцилиндрового движка. Обороты упали, а нездоровая вибрация очень сильно настораживала. Ухожу с маршрута и начинаю искать площадку для безопасной посадки. Настроение поганое. Определился с площадкой, снял очки, сбросил «газ» и начал строить заход. Нежданно заработал второй цилиндр. Садиться? Приземлиться? Значит, заработать ноль очков, подписав себе тем самым приговор о проигрыше. Попробую еще повисеть в воздухе, может, определюсь с проблемой. В этот момент опять вырубает цилиндр, только уже другой. Надо попробовать прикрыть воздушную заслонку карбюраторов, может, поможет. Помогло. Ура! Работают оба цилиндра. Решил продолжить полет, если что, сяду, не впервой. С трудом долетел до финишных ворот, находя фото и поворотные пункты, время от времени играя воздушной заслонкой и поглаживая свой дельтик по боку. После приземления бегу в стан российской команды. Ищу нашего механика Данилу Антонова. Диагностику и ремонт производили в карантинной зоне при тридцатиградусной жаре. За пятнадцать минут до выдачи задания на упражнение мы закончили, я даже успел расслабиться и полежать в тени крыла. В вечернем полете двигатель работал устойчиво, без сюрпризов, но нервное напряжение зашкаливало. Вознаграждением за мои испытания была бутылка вина от организаторов, как лучшему пилоту в «одноместках» по итогам дня. Макс Семёнов с женой были лучшими в двушках.

Подробности на:
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...